Интересное о
Подсознании и Интуиции
 

Гипноз и воздействие на подсознание

 
 
 Вторую группу методов инактивации сознания можно было бы назвать методами «периферического воздействия». Принцип: блокировка рецепторов органов чувств (зрения, слуха...), что приводит к резкому уменьшению притока нервных импульсов в мозг, в кору головного мозга; результат — инактивация. В самом деле: закройте глаза — и будет блокировка зрительных рецепторов, в мозгу уменьшится число активно действующих нейронов. А если еще и уши заткнуть... — еще лучше для инактивации сознания. А если при всем при этом лишить человека обоняния, осязания (погружением тела в специальную жидкость), то наступит полная сенсорная депривация и человек просто уснет (сознание инактивируется полностью) и будет видеть сны — продукты активного подсознания.
 Термин «гипноз» (от греч.: hypnos — сон; Гипнос — древнегреческий бог сна, сын богини Ночи) в русском языке имеет два значения: как особое, временное состояние сознания человека («находится под гипнозом») и как процесс воздействия, приводящий к этому состоянию («поддаваться гипнозу» = поддаваться гипнотическому воздействию).
 
 
 К этой же — второй — группе следует отнести и приемы саморасслабления, в частности приемы миорелаксации — самопроизвольного расслабления скелетных мышц, что также уменьшает приток импульсов в мозг человека.
Гипноз вызывается либо другим человеком (например, гипнотизером) и тогда говорят о гетерогипнозе, либо самим человеком и тогда говорят об автогипнозе.
 
 
 Отсюда и конкретные техники гипнотизации:
Гипнотическое воздействие также имеет два значения: воздействие с целью вызова гипноза и воздействие на человека, уже находящегося в гипнозе, с какой-либо другой целью (например, гипнотерапии, т.е. лечения).
 
 
а) создать условия в помещении (приглушенный свет, возможность использовать монотонные звуковые сигналы и т.п.);
 Гипноз рассматривается как общее понятие по отношению к понятиям «гипнотический сон» и «гипнотический транс».
 
 
б) испытуемого лучше положить, чем посадить в кресло, а тем более — гипнотизировать стоя, поскольку релаксация достигается лучше, когда нет необходимости напрягать мышцы тела;
 Следует дифференцировать понятия «гипноз» (как процесс) и «внушение» (как процесс): первое является частным по отношению к более широкому понятию в психологии — понятию «внушение» как воздействию не только с целью вызова гипноза, но с иными целями (расположения к себе, совершения человеком определенных поведенческих актов и т.п.). При этом, хотя внушающее воздействие и может оказываться на человека в бодрствующем состоянии, информация в основном адресована подсознанию.
 
 
в) одежда не должна стеснять, давить где-либо;
 Таким образом, в принципе следует дифференцировать понятия «внушаемость» и «гипнабельность», хотя во многом они синонимичны.
 
 

Гипноз как состояние сознания

г) испытуемому предлагают либо закрыть глаза (при технике сенсорной депривации), либо неотрывно смотреть на яркий предмет (не на электрическую лампочку, а, например, на стеклянный шар);
 
 
 Сознание человека, находящегося в гипнозе, выключено полностью (при гипнотическом сне) или частично (при гипнотическом трансе, когда человек осознает, что он в гипнозе), что физиологически выражается в торможении коры головного мозга, за исключением одного участка — так называемого сторожевого пункта, благодаря которому осуществляется раппорт — своеобразная связь между гипнотизером и гипнотизируемым.
д) производится вербальное внушающее воздействие:
 
 
 Таким образом, гипноз как состояние — это измененное состояние сознания; по принятой классификации — не нормальное (в смысле — не типичное), не патологическое, частично или полностью не функционирующее сознание.
 «Перед Вашими глазами я держу предмет, на который Вы смотрите. Мой голос Вы слышите ясно и отчетливо. Если Ваш взгляд «теряет» предмет, Вы снова направляете его на предмет и удерживаете на нем. Расслабьтесь и слушайте мой голос. Я бы хотел, чтобы Вы расслабились. Во всем теле Вы ощущаете это расслабление. Вы расслабляетесь все больше, фиксируясь на предмет и слушая мой голос, Вы чувствуете себя все расслабленнее. Мышцы Ваших ступней расслаблены, мышцы Ваших ног, рук, кистей расслаблены, все Ваше тело расслаблено.
 
 
 Состояние гипноза характеризуется своеобразной блокировкой сознания: в то время как органы чувств (слух, зрение...) работают нормально и от них поступают в мозг нервные импульсы, в сознание эта информация не проникает: оно блокировано словесным воздействием гипнотизера; в результате загипнотизированный не осознает информацию, поставляемую ему (его сознанию) собственными органами чувств. Таким образом, загипнотизированный человек может находиться с открытыми глазами и при этом ничего не видеть вокруг себя; точнее, на сетчатке его глаз внешние предметы отражаются, нервные импульсы по зрительным нервам достигают мозга, но в кору (заведующую сознанием) не поступают (это состояние называют «негативной галлюцинацией» — термином, по нашему мнению, не очень удачным).
 А теперь Вы ощущаете, что Вам хочется спать. Вы становитесь все более сонным. Внимательно вслушивайтесь в мой голос. А теперь на Вас наваливается тяжесть, Ваше тело становится тяжелым. Ваши ступни, ноги, все тело становятся тяжелыми. Приятное тепло охватывает Ваше тело. Вы думаете о сне. Приятное тепло охватывает Вас, как при засыпании. Ваши веки становятся тяжелыми, Вы сонны, Ваши веки тяжелые, тяжелые, тяжелые. Думайте о сне только о сне, о сне и ни о чем другом.
 
 
 Одновременно с этим в подобном состоянии у человека можно вызвать видения того, что в его окружении отсутствует («Вы в саду» — и человек видит деревья). Возникает эффект «центрального зрения», когда появляющиеся в мозгу образы вызываются не органами чувств, а словами гипнотизера (так называемая позитивная галлюцинация). И это явление дает нам основание сделать весьма важный (хотя и не имеющий прямого отношения к теме «гипноз») для понимания проблем экстрасенсорного восприятия вывод: человек может видеть (в смысле осознавать зрительные образы) не только глазами (как Вы сейчас видите эти буквы), но и мозгом: зрительный образ может возникать в сознании не только благодаря действию органа чувств — глаз, но и вопреки его действию, а благодаря возникшему от непосредственного воздействия извне на кору головного мозга очагу возбуждения в зрительных отделах коры. Отсюда: видеть можно и без глаз, т.е. помимо органов чувств, т.е. экстрасенсорным путем. Другой разговор — что видеть: то, что создано органами чувств, или то, что создано помимо органов чувств — экстрасенсорным путем (ведь когда я попрошу Вас представить лицо хорошо знакомого Вам человека, Вы увидите это лицо экстрасенсорным путем). Таким образом, вполне реально прямое воздействие на корковые зоны органов чувств, минуя сами органы.
 Теперь Вы не можете держать глаза открытыми, потому что Ваши веки становятся все тяжелее и тяжелее, все тяжелее. Вы хотите спать,
 
 
 И коль скоро мы заговорили о физиологии центральной нервной системы, следует еще отметить: есть мнение (автору не известны экспериментальные его доказательства, хотя это не противоречит теории), что в состоянии гипноза уменьшается активность левого полушария мозга и активизируется его правое полушарие.
 Вы все больше хотите спать. Ваш взгляд туманится, глаза жжет, Вы плачете. <...> Дышите глубоко и медленно, глубоко и медленно. С каждым вдохом Ваш сон все глубже, Ваши глаза уже закрыты. Вы засыпаете, спите, спите» .
 
 
 Гипнотическое состояние сознания характеризуется не только блокировкой сознания от внешних сигналов (кроме голоса гипнотизера), но и блокировкой собственных желаний, потребностей, установок. Под гипнозом человек желает только того, что исходит от гипнотизера; какая-либо инициатива полностью отсутствует; свободная воля практически подавлена, как подавлена и критика.
 Или — более короткая формула:
 
 
 И в этой связи весьма важной является следующая проблема:
 «Смотрите мне в глаза, Ваш взгляд становится тяжелым, тяжелым, Ваши руки становятся тяжелыми, Ваши ноги становятся тяжелыми, все Ваше тело становится тяжелым. Ваши глаза устали, но не закрывайте их, если еще это можете сделать. Ваши веки тяжелы, как свинец. Вы будете спать, спать!» .
 

Гипноз и степень свободы в поступках

 
 
 При этом важно отметить особенности речи гипнотизера: он должен строить свои фразы таким образом, чтобы свести к минимуму напряжение, связанное с пониманием слов; чем проще фраза, тем легче реализовать заложенную в нее команду.
 Система личности каждого человека представляет собой каркас ценностей типа «это — хорошо», «это — плохо» («любить людей — это хорошо», «красть — это плохо», «чистить зубы — это хорошо», «делать недобросовестно — это плохо» и т.п.). И именно этими своими ценностными ориентациями человек руководствуется в жизни: если его не вынуждают обстоятельства, то он обычно делает то, что считает хорошим, и не делает то, что сам считает плохим.
 
 
 Вызывая гипнотическое торможение подобными техниками, гипнотизер стремится сохранить при этом контакт с гипнотизируемым, добиваясь наличия раппорта — особого вида связи гипнотизера с гипнотизируемым, когда последний слышит только слова первого и выполняет только его команды. Вот пример внушения раппорта: «Вы совершенно расслаблены, совершенно свободны, Вы спите. Хотя Вы спите, Вы можете со мной говорить. Вы можете отвечать на мои вопросы не просыпаясь, не просыпаясь. Вы говорите, как люди говорят во сне». И именно наличием раппорта гипнотический сон отличается от физиологического сна, во время которого у спящего нет обратной связи с окружающими его людьми.
 Но состояние гипноза — это состояние блокирования сознания не только для информации извне, но и для информации «изнутри» — из собственной системы ценностей данной личности (где и записано, что такое хорошо и что такое плохо).
 
 
 К числу специальных техник для поддержания раппорта можно отнести подстройку (своеобразное копирование поведения гипнотизируемого гипнотизером на первой стадии усыпления).
 Человеку в его обычном (не гипнотическом) состоянии дают лист бумаги и говорят: «Разорвите этот лист». Большинство наших слушателей (на наших тренингах) на это реагировали так: «А зачем?» И в этом вопросе скрыто стремление выяснить: соответствует ли его собственным ценностям цель данной просьбы, цель данного поступка (разрыва листа бумаги). При повторной просьбе это сделать многие из них это делают, но при этом испытывают некий психический диссонанс: все-таки что-либо уничтожать «просто так» — это не соответствует одной из их ценностных ориентации — «не уничтожать» без надобности имущество. Но насколько эта ценность («не уничтожать») сильна? Ведь кто-то и не стал спрашивать «а зачем?», а просто взял и, не испытывая при этом почти никакого дискомфорта, разорвал лист; кто-то спросил, а затем почти спокойно это сделал; а кто-то, делая это, «пересиливал себя» — приносил в жертву одну ценность («не уничтожать») ради достижения другой ценности (либо чтобы уважаемому человеку — профессору реализовать его просьбу, что является ценностью; либо ради ценности «послушания» — вот так он воспитан: «надо слушаться старших»).
 
 
 Эффективность речевого воздействия повышается при учете каналов доступа — своеобразного внутреннего языка мышления гипнотизируемого, который можно выявить до начала гипноза через анализ его взгляда.
 Но если бы всех этих людей погрузить в гипноз и дать такую же команду, практически они все выполнили бы ее без какого-либо внутреннего сопротивления — собственная ценностная ориентация «не уничтожать» оказалась бы слабее приказа гипнолога. Так же многие выполнили без гипноза и команду «разорвать эту брошюрку», хотя «многие» означает, что некоторые при этом все-таки «переживали», что можно заметить по некоторой медлительности в выполнении (по сравнению с выполнением команды «разорвать лист»). И это понятно: установка «не рвать книги» — более сильная, чем установка «не рвать бумагу (да к тому же чистую)». И тем не менее — разорвали брошюрку (по содержанию совершенно для них не значимую), принося таким образом в жертву одну свою ценность ради достижения другой, которая сейчас доминирует — ценности послушания (которая в данном случае создана искусственно: «Вы будете слушаться меня и выполнять все мои команды»). Ну а под гипнозом они поступили с брошюркой точно так же, как с чистым листом бумаги, — разорвали.
 
 
 После наступления гипнотического сна нередко гипнотизер проводит диагностику его глубины следующей техникой: «Вы не сможете поднять руку, она очень тяжелая, она налита свинцом. Попытайтесь ее поднять, и Вы не сможете это сделать... Попробуйте ее поднять... Попробуйте... и Вы не можете это сделать... Попробуйте...» или то же самое на попытку расцепить руки или открыть глаза. Для той же цели используется весьма объективный показатель — наличие или отсутствие анестезии (потери чувствительности к боли): «Вы ничего не чувствуете... Вы не чувствуете боли... Я колю Вас иглой, но Вы не чувствуете боли...», и если при уколе не сработает защитный безусловный рефлекс отдергивания руки — человек находится в достаточно глубоком гипнотическом сне.
 Но насколько далеко так можно уйти, какие еще ценности человек может под гипнозом принести в жертву ради ценности послушания? Ответ на этот вопрос и есть ответ на проблему о свободе воли под гипнозом: может ли человек сделать под гипнозом все, что угодно гипнотизеру, вопреки всем своим ценностям, или нет?
 
 
 Осуществив во время гипнотического сна (или гипнотического транса) необходимые внушения и таким образом достигнув поставленной цели, гипнотизер переходит к технике выведения гипнотизируемого из состояния сна, произнося примерно следующее: «Сейчас я Вас разбужу. Постепенно Ваше состояние транса смягчится, я буду считать от пяти до одного. Когда Вы проснетесь, Вы будете чувствовать себя здоровым, отдохнувшим и не будете испытывать никаких неприятных ощущений. Вы будете себя чувствовать так, как будто сладко и долго спали. А теперь я считаю и на счет «один» Вы проснетесь: пять... четыре... Вы начинаете просыпаться... три... два... один! Откройте глаза!».
 ...Испытуемому, находившемуся под гипнозом, дали в руки склянку и сказали, что в ней азотная кислота (испытуемый по своему образованию знал, что это такое). На самом деле в склянке была безобидная жидкость. Затем человека подвели к другому человеку и приказали вылить «кислоту» тому в лицо. Испытуемый не выполнил команду — ценность «послушания» оказалась все-таки меньшей, чем ценность «здоровья другого человека». Тогда последовал новый приказ гипнотизера с информацией, что стоящий перед ним человек готов убить ребенка. Загипнотизированный выполнил команду — плеснул в лицо «кислоту», проявив таким образом систему своих ценностей: ценность «жизнь ребенка» плюс ценность «послушание» оказались выше ценности «здоровье другого человека».
 
 
 Говоря о технике гипнотизации, нельзя не затронуть проблему, поднимаемую практически каждый раз, когда речь заходит о гипнозе: любого ли человека можно загипнотизировать?
 А вот еще один пример эксперимента, участником которого был автор. Испытуемому в гипнозе дали в руки картонный нож и сказали, что это настоящий нож. Затем ему дали команду «ударь ножом в грудь» другого человека. Загипнотизированный не выполнил команду (ценность «жизнь человека» оказалась выше ценности «послушание»); ему повторили команду еще и еще раз (повышали ценность «послушания») и, наконец, он выполнил команду — «ударил ножом в грудь», но — рукояткой в грудь, а не острием лезвия. И таким образом его подсознание (а в гипнозе человеком управляет только подсознание) как бы «схитрило» — удовлетворило ценность послушания (ударил) и удовлетворило ценность жизни другого человека (не убил).
 

 Гипнотизация помимо воли гипнотизируемого

 
 
 Таким образом, человек под гипнозом будет сопротивляться команде, если его действия будут противоречить достаточно высокой для него ценности (по сравнению с ценностью послушания); и не будет активно сопротивляться команде, если она хотя и противоречит какой-либо его ценности, но последняя для него не очень высокая — «нельзя рвать брошюрки» (в том числе и по сравнению с ценностью послушания, которая у него могла быть достаточно выражена и до гипнотизации — по его характеру).
 Вне всякого сомнения, если гипнотизация будет происходить против воли (желания) гипнотизируемого, то вероятность достижения гипноза почти нулевая. Но — «почти», ибо если гипнотизируемый достаточно гипнабельный по своему складу личности человек (см. предыдущий раздел), а у гипнотизера резко выражены необходимые ему черты личности, то при достаточно длительном воздействии можно достичь цели гипнотизации — вызвать гипнотический сон. И этого же эффекта можно достигнуть при постоянном воздействии на человека монотонными раздражителями (звук падающих капель, метроном и т.п.) Представьте себе: человек находится в изолированном небольшом помещении, слабый, слегка приглушенный свет, постоянный звук метронома или иной малодифференцированный звук (но не резкий, не громкий, а монотонный, постоянно «тикающий»). Одновременно в динамике также постоянный, слегка приглушенный голос гипнотизера, произносящий: «Вы хотите спать... Вас тянет в сон...». И все это не пять минут, а час, второй, третий... И надо уметь «отключаться» от внешних раздражителей (владеть теми же приемами медитации), уйти в свои мысли, поставить вполне осознанно своеобразный блок между своим сознанием и этими внешними сигналами, чтобы противостоять этому суггестивному (внушающему) воздействию. Не каждый это сможет сделать. И если Вы хотите знать, можете ли Вы также блокировать подобные воздействия, то проведите эксперимент: читая эту книгу, включите телевизор, чтобы там что-то говорили, включите достаточно громко... Можете осознавать прочитываемое? Не мешает диктор телевидения? Если не мешает, — хорошо, можете противостоять внешним воздействиям, уйти от внешних раздражителей (как это делает автор: пишет эти строки при говорящем телевизоре... о чем это он там? — о съезде какой-то партии).
 
 
 И получается, что подобным образом можно выявить, что для человека очень ценно, что менее ценно, а что совсем не ценно, хотя он и говорит нам, что это для него важно. Но известно: то, что в сознании человека (а говоря «поверьте, это для меня очень важно», он проявлял свое информационное поле сознания), не всегда соотносится с тем, что в его подсознании, которое в основном и управляет поведением людей. Следовательно, посылаемая под гипнозом команда будет реализована или не реализована в зависимости не от системы осознаваемых ценностей («я знаю, что жестокость — это плохо» — это в сознании человека), а от системы ценностей подсознания (где жестокость может оцениваться с плюсом). Отсюда вывод: то, что называют «волей» применительно к гипнотическому состоянию, есть система подсознательных ценностей, которая и проявляется в реализации или нереализации команд гипнотизера. Иначе говоря, гипноз мог бы быть использован и для психодиагностики системы истинных (подсознательных) ценностей человека. Однако обычно гипноз используется для других целей.
 Несколько легче достигнуть гипнотизации, когда она осуществляется помимо (а не против) воли человека, т.е. когда человек не выражает стремления к взаимодействию с гипнотизером, но и не проявляет активного сопротивления.
 

Цели применения гипноза

 
 
 И совсем легко это сделать (опытному гипнотизеру) тогда, когда человек согласен гипнотизироваться.
 Таких целей несколько, и все они основаны на одном принципе гипнотизации — инактивации сознания и, как следствие, активизации подсознательного информационного поля, выявлении того, что находится в подсознании у человека.
 
 
 Вот так можно ответить на достаточно часто задаваемый вопрос: любого ли человека можно загипнотизировать? Любого, если будет его желание гипнотизироваться, а гипнотизер будет обладать для этого профессиональными качествами; практически любого, не сопротивляющегося гипнотизации; некоторых даже сопротивляющихся, но при создании особых условий (например, сенсорной депривации и т.п.), следовательно, невозможно загипнотизировать некоторых сопротивляющихся (владеющих техникой «медитационной изоляции») даже при создании особых условий; невозможно загипнотизировать в очень редких случаях не сопротивляющихся сознательно гипнозу (вполне возможно, что этому сопротивляется их подсознание); невозможно загипнотизировать в очень редких случаях, когда гипнотизер и гипнотизируемый обладают выраженными чертами характера, которые прямо противоположны необходимым для гипноза; всех остальных загипнотизировать профессионалу не стоит никакого труда (даже Ваш покорный слуга в 19 лет, только что назначенный старшим фельдшером в дом психохроников, без труда загипнотизировал больную, отказывавшуюся есть, и скормил ей целую тарелку оставшегося от ужина пюре... Правда, он при этом не смог сразу вспомнить, как выводить из гипноза (вот страху натерпелся), но потом вспомнил, и все кончилось хорошо. Так что это не сложно, если, конечно, не забыть технику...).
 И получается, что одна из основных целей гипноза — выявление содержания подсознания, что важно, например, в интересах психопатологической диагностики.
 

Постгипнотическое состояние

 
 
 Ведь известно, что все, что когда-либо происходило с человеком, все, что когда-либо воздействовало на него (и неважно, осознавал человек это воздействие или не осознавал, например, «увидел, но не обратил внимания (не осознал увиденное)»), все это оседает в его подсознательном информационном поле, в том числе и так называемые психотравмирующие ситуации. Например, в детстве с ребенком обошлись ужасным образом, со временем это событие «забылось» (оказалось, благодаря психологической защите вытесненным в подсознание), но вытесненная таким образом информация продолжает оказывать влияние на психическую жизнь человека в виде, например, необъяснимых фобий (страхов), неизвестно каким образом образовавшихся установок («эта женщина по непонятным причинам не любит всех мужчин и старается избегать контактов с ними, хотя и не помнит, чтобы когда-либо от них исходила реальная угроза»).
 В постгипнотическом состоянии различают два аспекта: постгипнотическую амнезию и постгипнотическое внушение. Рассмотрим каждый из них в отдельности.
 
 

Постгипнотическая амнезия

 Так вот, погрузив человека в гипноз и заблокировав его сознание от внешней информации = обеспечив доступ в сознание подсознательной информации (обеспечив ее осознание), можно выявить в его «забытых страницах» биографии подобное психотравмирующее событие, что успешно делается в ходе регрессионной терапии (а гипноз в этом случае называется регрессионным гипнозом).
 
 
 Как правило, после гипнотического сеанса наступает гипнотическая амнезия — забывание того, что происходило с человеком во время гипноза. На самом же деле человек не «забыл», что было, а не знает, что с ним происходило во время гипноза, поскольку его сознание было выключено, а все, что внушалось, адресовалось информационному полю подсознания. Однако если гипнотическое состояние было не глубоким, т.е. сознание выключено не полностью (как это бывает при гипнотическом трансе), то, пробудившись, человек может «вспомнить» — воспроизвести некоторые фрагменты этого сеанса гипноза. Чтобы этого не произошло (когда это необходимо в психотерапевтических целях), человеку, прежде чем пробудить его, внушают, что он «ничего не помнит, что с ним происходило в гипнозе».
 Более того, существует предположение, что подобная психодиагностика возможна, если психотравмирующее событие произошло не в этой жизни человека, а в одной из его прошлых жизней.
 
 
 В результате, различают спонтанную постгипнотическую амнезию (самопроизвольную, когда гипноз был глубоким) и внушенную постгипнотическую амнезию.
 В регрессионном гипнозе (который по технике практически не отличается от обычного гипноза, за исключением некоторых деталей) можно не только выявить психотравмирующую ситуацию или фактор в прошлом, но и даже стереть его, внушив пациенту в гипнозе, что «этого никогда не было, а все это — только приснилось однажды...». Этот прием регрессионной психотерапии был разработан М. Эриксоном и получил его имя — эриксонианский гипноз.
 
 
 А теперь — о постгипнотическом внушении.
 Внушением человеку, находящемуся в гипнозе, можно не только изменить его знания о собственной истории, но даже некоторые биофизические характеристики его организма. Например, изменить болевую чувствительность — заблокировать ее, и тогда человек не будет чувствовать боли (что, кстати, опасно, поскольку боль — наш сторож; но вполне приемлемо при каких-либо медицинских манипуляциях, которые могут вызвать болезненные ощущения; отсюда вполне реальна операция «под гипнозом»). Более того, можно, например, изменить силу мышц, и тогда человек может поднять груз, который в обычном состоянии он не смог бы поднять.
 

Постгипнотическое внушение

 
 
 В гипнозе можно не только изменить физические способности, но и спровоцировать, вызвать к жизни те творческие способности, которые имеются у человека, но по каким-либо причинам не были реализованы в его жизни. В этой связи приводят случай, когда «200 испытуемых лиц, которые тестировались профессором В. Райковым в Московской психоневрологической клинике, в состоянии гипноза внезапно продемонстрировали удивительные творческие способности, например, в рисовании, лепке из глины или выдувании стекла. Наблюдалось также усиление возможностей памяти у всех испытуемых лиц: так, они смогли в гипнотическом состоянии за одно и то же время выучить в шесть раз больше иностранных слов». Вот уж поистине возможности человека безграничны.
 Здесь речь пойдет не о процедуре внушения после гипнотического сна, а о действии того внушения, которое проводилось во время гипноза, действии, которое проявляется уже после гипноза. Отсюда, точнее было бы говорить о «постгипнотическом состоянии», а не о «постгипнотическом внушении»; но сильны стереотипы, принято говорить именно так («постгипнотическое внушение»), а не иначе. Мы же с Вами, говоря «постгипнотическое внушение», будем всегда иметь в виду «постгипнотическое состояние» (постгипнотические действия) — состояние психики человека, вызванное предшествующим гипнотическим внушением.
 
 
 Последнее замечание в цитате выводит нас еще на одну практическую цель гипнотизации — введение в состоянии гипноза учебной информации, что родственно гипнопедии (обучении во время физиологического, естественного сна).
 Дело в том, что внушенные в гипнозе установки, желания, потребности могут действовать и после выхода человека из гипноза («Когда Вы проснетесь и если увидите..., то у Вас возникнет желание сделать...»). При этом важно, что, совершая поступки, внушенные в гипнозе, человек, не зная их истинной причины, начинает придумывать для себя объяснение, почему он сделал так. Вот пример, используемый Вашим покорным слугой на лекциях для доказательства своим слушателям, как часто мы придумываем себе объяснение своего поведения.
 
 
 Определенное место в практическом приложении гипноза принадлежит автогипнозу.

 

Гипноз, автогипноз и медитация

 «Послушайте “Притчу о зонтике“. Некая женщина лечилась у психотерапевта от нервного заболевания. Он ее лечил гипнозом. Женщина пришла на очередной сеанс лечения. Правда, день был дождливый, поэтому она пришла с зонтиком, сложила его, повесила в приемной на вешалку и прошла к врачу в кабинет. Тот ее усадил в кресло, усыпил (выключил сознание) и стал ей внушать то, что было положено по лечению. А затем решил провести небольшой опыт. Он ей внушил, что, когда она проснется и выйдет в приемную, она возьмет свой зонтик и раскроет его. Вот такую программу поведения он заложил в ее подсознание. Естественно, женщина об этом ничего не знала, она проснулась, поблагодарила врача, вышла в приемную, сняла с вешалки зонтик и... раскрыла его (естественно).
 
 
 Когда говорят о гипнозе, то чаще всего имеют в виду гетерогипноз — гипнотизацию одним человеком другого. Но иногда пишут и об автогипнозе — введении в особое состояние психики самого себя. При этом следует отметить, что многочисленные руководства по гипнозу обычно лишь упоминают об автогипнозе, представляя в основном технику гетерогипноза. И при этом дается информация, которая практически ничем не отличает автогипноз от медитации по технике погружения и по состоянию сознания: и там и там говорится о сужении сознания, об освобождении его от какой-либо информации, о достижении «чистоты» сознания и т.п. И все это убеждает в том, что состояние сознания, возникающее при автогипнозе, идентично состоянию медитативного транса, а технология и техника при автогипнозе идентичны начальным техникам медитации.
 — Простите, зачем Вы это сделали? — спросил ее врач. Женщина была в замешательстве, ибо она сама не знала, почему она так сделала. Но надо знать психологию людей! Наверное, больше всего на свете они не любят говорить, что не знают, почему они поступили так, а не иначе. „Что ж, я уж совсем того, что ли...“ — и придумывают объяснение. Придумала и эта женщина. Но поскольку она была в некотором замешательстве, то сначала она придумала явную нелепость:
 

Технология и техника гипнотизации

 
 
 — Я хотела посмотреть, нет ли в нем дырки.
Под «технологией» в данном случае понимаются общие принципы и условия гипнотизации, а под «техникой» — конкретные действия гипнотизера.
 
 
 — Да, но ведь это Ваш зонтик, — продолжал вести свою „игру“ врач, — и Вы знаете, что в нем никакой дырки нет.
 Одно из важных условий эффективного достижения цели гипнотизации — наличие у гипнотизера и гипнотизируемого особых черт личности.
 
 
 — Верно, верно, доктор! Конечно же!.. Я раскрыла его, чтобы посмотреть: высох он или нет, — наконец нашлась женщина.
 Поскольку известно, что ведущую роль в успешной гипнотизации играет авторитет гипнотизера в глазах гипнотизируемого, то можно полагать, что сам процесс гипнотизации наступает до внушения сна — за счет тех действий гипнотизера, которые направлены на формирование у гипнотизируемого, с одной стороны, доверия к себе (позитивное отношение в большей мере на рациональном уровне), а с другой — расположение к себе (позитивное отношение на эмоциональном уровне). Обладание способностью (или — владение техниками) расположения людей к себе — техниками аттракции — залог успеха при гипнотизации.
 
 
 Понятно. Женщина придумала вполне приемлемое объяснение своему поведению. Но не это интересно (хотя и любопытно). Возникает другой вопрос: можно ли, не прибегая к помощи врача, ей доказать, что она придумала это объяснение, что она говорит неправду? Нет и нет. Ибо она сама теперь в это придуманное объяснение верит. В самом деле, возможно ведь такое, что мы открываем зонтик, дабы убедиться, что он уже просох? Вполне возможно. Следовательно, это придуманное объяснение в отличие от первого (явная глупость: „посмотреть, нет ли в нем дырки“) может иметь право на существование. А раз может — значит, имеет, решает сознание (как видим, и оно не без пороков). Ибо в нем нет истинного мотива поведения. Но оно — сознание — не хочет выглядеть плохо в глазах других людей, поэтому путем перебора возможных объяснений (зачем люди открывают в помещении зонтик) находит вполне приемлемое. И теперь женщина свято верит в это объяснение, на костер пойдет убежденная, что именно поэтому она его раскрыла в приемной.
 Другой важной чертой характера гипнотизера для достижения эффекта гипнотизации является уверенность в себе (в успехе своего дела) и способность к директивному (приказному) воздействию. Наличие этих качеств — необходимое условие для достижения состояния гипноза.
 
 
 Но мы-то с вами знаем, что это не так. Но доказать ей — невозможно (не прибегая к помощи врача). И эта ситуация — причина многих конфликтных ситуаций вроде той...»
 С другой стороны, наличие определенных черт личности у гипнотизируемого может способствовать эффекту гипнотизации. Прежде всего речь идет о таком качестве, как гипнабельность, которая являет собой частный вид другого качества — внушаемости. При этом следует отметить, что внушаемость бывает как состоянием личности (временным явлением у данного человека), так и свойством личности (относительно постоянным — в течение многих лет). В последнем случае говорят о внушаемой личности, которая характеризуется прежде всего склонностью к подчинению, конформизму (следованию за мнением других людей), а также и другими качествами.
 
 
 Прервем на этом лекцию, поскольку наш интерес в данном случае — не то, как люди придумывают объяснение своего поведения в конфликтной ситуации, а что люди вообще могут «вести себя» не по своей воле, под влиянием гипноза и — главное — не знать об этом (и придумать для себя, для окружающих причину, как это женщина с зонтиком.)
 Отсюда, чем более выражены перечисленные выше черты у гипнотизируемого, тем эффективнее гипнотизация. Видели, наверное: на сцену к выступающему с опытами гипнотизеру поднимаются из зала люди, которые (многие из них) буквально за секунды оказываются в гипнозе — это происходит благодаря совпадению необходимых качеств гипнотизера и потенциального гипнотизируемого.
 
 
 А для нас сейчас важно следующее: так в принципе можно внушить многие действия (а не только раскрыть зонтик в помещении). И будут ли они — эти действия — реализованы или нет, это зависит от двух факторов: а) от силы внушения (величины ценности послушания гипнотизеру) и б) от степени выраженности тех собственных ценностей, с которыми может вступить в противоречие ценность послушания (ведь не для всех же людей ценность «не убий» является сверхвысокой ценностью, для кого-то она «просто высокая», а для кого-то — «так себе... средняя»). Вот, например, человеку внушили, что, после того как он проснется и увидит, как гипнотизер снимает очки, он должен подойти к окну и его раскрыть. Как очевидно, в постгипнотической реализации этой команды не было проблемы, поскольку действие «открыть окно» не вступало в конфликт с какими-либо собственными ценностями.
 Поскольку основной принцип гипнотизации — создание условий для уменьшения притока информации в сознание гипнотизируемого, то эффективность этого процесса зависит от эффективности средств достижения инактивации сознания.
 
 
 А если: «когда гипнотизер снимет очки, то Вы должны подойти к человеку, одетому в... взять у него из рук брошюрку и разорвать ее...»? И это скорее всего будет реализовано, ибо у большинства «брошюрка» — не Бог весть какая ценность. А тогда вот еще: «когда по телефону Вы услышите мелодию песни „Летите голуби, летите“, Вы должны подойти к окну, открыть его и полететь, как птица. При этом Вы никуда не упадете, Вы полетите, как птица...» и человек в результате такого гипноза, сняв после телефонного звонка трубку и услышав мелодию, подходит к окну, открывает его и... бросается вниз! «Нелепое самоубийство!» — в вечерних газетах.
 Все методы «изоляции» сознания от «ненужной» информации можно разделить на две группы.
 
 
 Да, это то, что называют зомбированием. Причем современная техника гипнотизации достигла такого совершенства, что вовсе нет надобности человека предварительно погружать в гипнотический сон, все делается тоньше и «изящнее». Но принцип тот же — следствие гипнотического внушения, зомбирование. Например, перед человеком ставит такую проблему, для решения которой ему сейчас необходимо максимально сконцентрировать свое внимание; в результате — в бодрствующем состоянии — возникает состояние нормальной доминантности, что сопровождается сужением сознания — благоприятным условием для словесного внушения, проговаривания кем-либо определенных фраз, но таким образом, чтобы человек их слышал (ухом), но не обращал бы на них внимания (ибо решал в этот момент сложную задачу). И тогда эти фразы проникают в подсознание, и оттуда начинают влиять на поведение человека.
 Первую группу методов можно было бы назвать группой методов «центрального действия». Принцип: вызвать торможение нервных клеток центральной нервной системы, в частности — коры головного мозга, поскольку они ответственны за сознательную деятельность. К числу конкретных техник сюда относятся прежде всего вербальное внушение, осуществляемое как в гетерогипнозе, так и в автогипнозе («Вы очень хотите спать... спать...»; «Я очень хочу спать... спать...»). Кроме того, тот же эффект можно вызвать сенсорной перегрузкой — посылкой непрерывно действующего сигнала: постоянный звук метронома, звук падающих капель, монотонный звук прибоя либо сигнала, воздействующего постоянно и достаточно сильно, что достигается непрерывным всматриванием в какую-либо блестящую поверхность.
Страница1   Страница2
<<<  К списку статей
Проект Интуитивный Выбор
online-сервис для работы с вашим подсознанием
Задайте вопрос своему внутреннему Я!
Сборник статей: "Интересное о Подсознании и Интуиции"
Яндекс.Метрика